gototopgototop
Get Adobe Flash player

Сейчас на сайте

Сейчас 68 гостей онлайн

Счетчики

Рассказ писателя: ГЛАВА 5 Перейти на главу 1
ПАНТЕЛЕЙМОН ИВАНОВИЧ


И вот она – Усть-Таловка.
– Куда вас? – на подъезде спросил водитель.
– Вон в метрах пятистах поворот направо, – подавшись вперёд, указал Антон. – Там будет саманный дом под шифером.
Водитель свернул с дороги и подъехал к  дому. Колчак рассчитался.
Антон первым направился в дом, за ним Колчак, следом Вовка.
– Ой, внучек! – бросилась навстречу седовласая старушка, крепко обняв Антона, трижды поцеловала.
– Здравствуй, бабушка, –  нежно произнёс внук.
– А это кто с тобой? – кивнула она на незнакомцев.
– Что в форме стоит – родной внук Колчака. А это, – указал он на Вовку, – Отец Владимир.
– Не внучок ли того, которого в тридцатых годах в риге повесили?
– Господи упаси, Господи упаси, – поперхнулся Вовка и закрутил шеей, будто его начали душить.
– Да вы, батюшка, не беспокойтесь, до вас пока очередь не дошла, – с сочувствием сказал Антон.
– Ну, спасибо тебе, успокоил, – просипел Вовка.
– Никак, батюшка, у тебя штаны от испуга отвисли? – заулыбался Колчак.
– У кого ж они от такого не отвиснут? –  ответил он.
– Успокойся. Я же не трясусь из-за того, что моего деда расстреляли.


Вовка тяжело сглотнул слюну.
– Ой, что это я? – опомнилась бабка Марфа. – Покормить бы мне вас надо. Но вот беда, приготовить ещё не успела. Только что проснулась. Я сейчас, быстро… – засуетилась она.
– До сопки далеко? – спросил Колчак у Антона.
– Да вон она, за речкой. Отсюда видно. Километра три.
– Давай, пока завтрак готовится, сходим.
– Да куда вы, внучки? Не успели с дороги отдохнуть, а уже собрались.
– Мы, бабушка, быстро, – успокоил её Антон.
– А я вздремну, – отказался от прогулки Вовка.
– Вздремни, батюшка, вздремни, чтоб жирок завязался, – с серьёзным видом проговорил Колчак – и не подумаешь: шутит он или смеётся.
– На что он мне?
– Чтобы солидней выглядеть. А то с костями обтянутыми кожей не на батюшку станешь похожим, а на Кощея Бессмертного. Все прихожане с перепуга разбегутся.
– Ладно, убедил, а то меня совесть мучает: идти с вами или нет, – радостно произнёс Вовка.
– Батюшка, пойдём в спальню, я тебе кровать расправлю, – заторопилась бабка Марфа.
Вовка неспешно направился за ней.
– У тебя что, кроме бабушки никого нет? – тихо спросил Колчак.
– Отец с мачехой в другом районе живут. Я больше воспитывался бабушкой.
Из комнаты донеслось:
– Не надо, матушка. Я на диване лягу.
– Да что вы, батюшка? Такого гостя – и на диван…
– Я, матушка, атипичный образ жизни вёл. Мне не привыкать.
– Может аскетический? – поправил Колчак.
– Какая разница? Вёл и всё! Потому-то не у вас крест на шее, а у меня.
– Не будем дразнить гуся, – обернулся к Антону Колчак, – пойдем на сопку.
И они отправились осматривать предполагаемое место захоронения Чингисхана.
С Абашкиной сопки открылась круговая панорама. Вдоль извилистой речки, зажатой с одной стороны невысокими горами, а с другой увалом, село растянулось километров на семь. Вдали виднелась не только Синюха, отчётливо выделялись на фоне голубого неба заснеженные вершины далёких гор. Правее видимые ранее зубчатые горы не казались такими зубчатыми. С другой стороны Абашкиной просматривалась волнистая местность, которая плавно переходила в степь.
– Вот выемка. Это и есть тот самый колодец, – показал Антон на неглубокую воронку с пологими краями.
–  А Курьинское озеро?
– Вон там, где два кургана стоят.
Колчак увидел в указанном направлении пару невысоких холмов.
– Прекрасно! – задумчиво произнёс он и спросил: – Это здесь арбузы выращивали?
– Здесь. Старики рассказывали, арбузы во какие урождались, – и Антон раскинул руки. – Всю округу обеспечивал ими купец Абашкин и денег от этого уйму имел. А теперь почва обнищала. Полынь разве что теперь на этих полях выращивать.
– Не полынь, а арбузы. Ты же агроном. Скажи, что для этого требуется?
– Песчаная почва, удобрение и полив.
– Правильно. Песок есть на речке. Как, кстати, она называется?
– Локтёвка.
– Удобрение найдём в озере. Если память не изменяет, сапропелем зовётся. Чтобы обнаружить вход в тоннель из озера, придётся не одну тонну его перелопатить. А куда деть? На поля. Попутно, возможно, и золотую карету Демидовых найдём. А на этом месте, вокруг колодца, стан организуем и оградим его сплошным забором, чтобы посторонние не смогли проникнуть и увидеть, что мы тут делаем. Колодец будем вскрывать под предлогом надобности воды для полива.
– Чего?
– Арбузов. Выращивание арбузов – это наше прикрытие.
– А чем сапропель черпать? Вёдрами?
– Ты говорил, что золотишко тут Демидов добывал.
– Его и сейчас добывают.
– Где?
– В Новофирсово.
– Там и возьмём в аренду механизмы. Поставим дело на широкую ногу, чтобы никто ничего не заподозрил. Смотришь: загребём золотишко и заживем так, как не жил никто до нас.
– А если директор совхоза не пожелает выращивать арбузы?
– Как только зашелестит у него в голове, сразу согласится. Ибо каждый руководитель радеет о благе для других, помня только о себе! Вот тот кит, на котором стоит весь наш мир!
– А где взять этот шелест?
– Обрисовать. Голодная рыба глотает любую наживку, не говоря о человеке. Он проглотит даже то, что уверенно рисуется в его воображении. Это я беру на себя. Ну ладно, картина ясна, пора возвращаться…
Не успели они перешагнуть через порог, как из кухни послышался низкий мужской голос:
– А-а, вернулись хлопцы, – развалившись на стуле, встретил их тучный мужик, уплетающий за обе щеки свежеиспечённые пироги. – С чем прибыли?
– Да я… – краснея, начал изъясняться Антон.
Боясь, что тот проговорится об отчислении из института, Колчак выступил вперёд и по-армейски спросил:
– С кем имею честь?
– Пантелеймон Иванович Глотов, директор агропромышленного концерна, – небрежно бросил тот и взял очередной пирог.
– Прохоров Алексей Михайлович, родной внук Его Превосходительства Верховного главнокомандующего Александра Васильевича Колчака.
– Наслышан, наслышан.
– А это Антон, будущий выдающийся агроном, который растёт на глазах под моим руководством.
– Так что вас привело в наши края? – сквозь набитый рот спросил директор.
Колчак прошёл к столу, сел напротив и, положив одну руку на стол, а другую на спинку, прямо посмотрел в глаза директору.
– Я, может быть, и не посетил бы ваши края, но одно обстоятельство… – начал говорить он, но на половине фразы интригующе замолчал.
– И что это за обстоятельство? – спросил директор и потянулся за следующим пирогом.
Бабка Марфа попыталась отодвинуть чашку со сдобой на противоположный край стола, но директор уцепился за посуду.
– Когда мой дедушка был в этих краях, знаете, что его поразило? – продолжил Колчак.
– Не могу знать, меня тогда на свете не было.
–  Арбузы! Местные арбузы! – выпалил Колчак и, соскочив со стула, взволнованно прошёлся по комнате, затем остановился и, резко повернувшись к директору, воскликнул: – Огромного размера! Таких арбузов нигде и никогда не произрастало! А сладость они имели наипревкуснейшую: сто грамм на литр! А водка на арбузных корках пользовалась наиогромнейшим спросом в самых элитных домах Лондона, – здесь он сделал ударение на второй букве "о". – И вот я, будучи законным наследником адмирала Колчака, прибыл сюда отведать знаменитейших арбузов! Но что я вижу? – затряс он руками. – Что предстало пред моими очами?
– Ну и…? – шёпотом спросил директор.
– Наиполнейшее запустение, разруха и разгильдяйство!
– А причём тут я? Я всеми своими силами старался, – начал багроветь Пантелеймон Иванович и, с трудом подняв своё тело, встал напротив Колчака. – Ты видел, в каком запустении мне досталось хозяйство?
Бабка Марфа осуждающе качнула головой и тихо произнесла:
– Что было и что сталось, после того, как досталось.
Директор вскользь взглянул на неё и опять упёрся взглядом в Колчака.
– Все хотят получить, но никто не хочет руководить! И только я изъявил желание не дать окончательно развалиться хозяйству, направил все свои силы на его укрепление.
– Да кто вас в этом обвиняет? – попытался успокоить директора Колчак.
Но тот распалился и, брызгая слюной, продолжал кричать:
– Я от голода пухну! От недоедания! – не сводя глаз с Колчака, потянулся за пирогом. Но бабка Марфа успела убрать чашку, и директор, не понимая, что пирогов нет, пытался ухватить лакомую сдобу, шаркая ногтями по столу. – И жена так распухла, аж глаз её не видно! И всё из-за чего? Да из-за того, что я последний свой кусок отдаю рабочим!
– Да никто с вами не спорит! Слышите? Никто! – пытаясь заглушить ярость директора, сказал Колчак. – Не затем мы сюда приехали, – перешёл на спокойный тон Колчак и, подойдя к Пантелеймону, дружелюбно положил руку ему на плечо и миролюбиво продолжил: – Мы видим ваше усердие, которое обязательно воздастся. Мы хотим в совместном содружестве с вами  возродить выращивание арбузов.
– С того бы сразу и начали, – успокоился директор и опустился на стул.
Колчак сел на прежнее место и словно собирался приоткрыть великую тайну, произнёс:
– За них можно огромные деньги получить.
Пантелеймон Иванович привстал, жадно поглощая собеседника глазами.
– Для хозяйства вы получите огромную прибыль, – повысил тон Колчак. – Да и вас не забудут там, – направил он вверх указательный палец, – наградят грамотой, а может, и дипломом, как в прежние времена.
– Боже упаси от тех времен, – побледнев, Пантелеймон испуганно отстранился от Колчака и плюхнулся на стул. – Лучше что-нибудь существенное, хрустящее, что пощупать можно и в карман положить.
– Вот для того мы и прибыли, чтобы у всех в кармане щупалось.
– А бизнес-план у вас имеется? – уже веря в идею, поинтересовался директор.
– Бизнес есть, а план мы изложим на бумаге, как это требует любое серьёзное дело. Завтра всё будет у вас на столе. Доход пополам, за вами остаётся поставка рабочей силы.
– Надо подумать.
В соседней комнате послышался скрип пружин, и Пантелеймон Иванович с тревогой повернулся на звук.
– Не беспокойтесь. Это наш батюшка проснулся.
Из комнаты показался Вовка с помятым от сна лицом.
– Батюшка, благослови нас на ратное дело, – бросился к нему Колчак.
Вовка попятился, но Александр поймал его за правую руку, припал к ней губами и поцеловал. Потом быстро обнял Вовку и, прижавшись щекой к щеке, сердито зашептал на ухо:
– Куда ты пятишься? Когда целуют тебе руку, перекрести голову целующего и скажи: "Во имя отца, сына и святаго духа". И без моего разрешения ни слова. Ты меня понял?!
– Понял, – ответил тот вслух и произнёс:  – Во имя отца, сына и святаго духа, – и перекрестился.
"Вот дурак!"– в сердцах воскликнул Колчак и, отстранившись, с благодарственной улыбкой произнёс:
– Спасибо, батюшка.
– Ну ладно, я пошёл, – окинув взглядом стол и не найдя пирогов, директор встал. – Завтра я вас жду с бизнес-планом.
– До встречи, Пантелеймон Иванович! – попрощался Колчак.
С трудом неся своё туловище на толстых, как брёвна, ногах, директор ушёл.
– Вот напасть на нашу голову, – качнула головой бабка Марфа. – Всё хозяйство к рукам прибрал и за пироги мои взялся. Не убери я их вовремя со стола, он бы и их приговорил, и вам бы ничего не оставил. Садитесь за стол, – и она поспешила к кухонной плите…
© uukin.ru

Продолжение следует…

 

НОВЫЕ РАССКАЗЫ ПИСАТЕЛЯ

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии
Добавить новый Поиск RSS
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

joomla