gototopgototop
Get Adobe Flash player

Сейчас на сайте

Сейчас 50 гостей онлайн

Счетчики

Рассказ писателя: ГЛАВА 4                                                          Перейти на главу 1

ВСТРЕЧА С БАТЮШКОЙ

Встреча с батюшкойНа станции Черепаново поезд сделал двадцатиминутную остановку. Антон с Колчаком вышли на перрон, чтобы подышать свежим воздухом.
– С чего начнём, когда приедем? – поинтересовался Антон.
– Первое, что требуется: сделать рекогносцировку местности; – начал загибать пальцы Колчак, – второе: войти в контакт с местным руководством, третье: выработать приемлемый план по вскрытию курганов и Абашкиной сопки. Это один из самых трудных моментов. Нам необходимо замаскировать свою деятельность, чтобы никто не заподозрил и не раскрыл истинных мотивов. А для этого надо придумать отвлекающий маневр. Необходимо найти предлог, под прикрытием которого мы смогли бы претворить в жизнь наш план.

– Например: выращивание на сопке арбузов, как делал купец Абашкин.
– Ну-ка, ну-ка, поподробней.
– Он, говорят, выращивал их таких размеров, что они от собственного веса отрывались от плети и катились под увал. А там от спелости с хрустом лопались.
– Ты на правильном пути! Арбузы – благое дело! Их все хотят кушать! Поэтому, заручившись поддержкой местного руководства и пообещав огромную прибыль, можно будет привлечь дополнительную рабочую силу. А для этого надо не на словах всё изложить, а преподнести в письменном виде и с цифрами. Слова, подкреплённые цифрами, на людей действуют магически.
– А вдруг прибыли не будет?
– Умная голова ценится не за то, что будет, а за то, что может доказать. А в случае неудачи сумеет убедить, что вмешался внешний фактор, который испортил все гениальные планы.

Антон слушал Колчака и восхищался им. Сколько в человеке энергии, какой напор, какая целеустремлённость, чего так не хватает ему, Антону! Да с таким человеком можно хоть в огонь, хоть в воду!
Неожиданно с противоположной стороны перрона послышался взволнованный крик:
– Господин белый офицер!
Компаньоны обернулись и увидели как в их направлении на полусогнутых ногах, путаясь в рясе, бежит священник. Скуфья на его голове съехала набок, борода оттопырилась, крест на груди подпрыгивал, создалось впечатление, что он вот-вот перелетит через голову.
– Господин белый офицер… – подбегая к ним и с трудом переводя дыхание, пытался что-то сказать священник. – Господин белый офицер!
– Что вам, батюшка? – сдерживая улыбку, серьёзно спросил Колчак.
– Господин белый офицер, я к вам по велению самого Господа Бога, – наконец выдавил из себя священник.
– Он что, того? – прыснул от смеха Антон.
Но Колчак жёстким взглядом подавил его смех и, повернувшись к священнику, с почтительным поклоном попросил:
– Прошу вас, батюшка, изъясниться.
– Господь Бог велел отдаться мне в ваши руки со всем, что я имею.
– И что вы, батюшка, имеете?
Священник, опасливо озираясь по сторонам, сунул руку за пазуху, замер и побледнел. Затем начал с утроенной энергией шарить под рясой и извлёк несколько помятых пятисотрублёвых купюр. Оседая на землю, застонал:
– Потеря-ял…
Колчак бросился к нему, подхватил подмышки и с тревогой спросил:
– Что вы, батюшка, потеряли?
– Поясок развязался, и рубаха выскользнула, – стонал тот. – Все деньги на ветер...
– А это разве не деньги? – взял Колчак мятые купюры.
– Их много было, а теперь нет.
– Вам ли не знать батюшка: на всё воля Божья. Бог дал, Бог взял. Основное – ты жив и здоров. А живы будем – не помрём и ещё больше наживём. Так что, батюшка, не убивайся понапрасну.
– Да какой я батюшка? – неожиданно во всю мощь прорезался у того голос. – Я сам себе рясу сшил. Не признан я церковью.
– Зато нами признан.
При виде денег у Антона загорелись глаза. Сглотнув слюну, он прохрипел:
– Пересчитать надо.
– Нечего считать. Деньги как тараканы света боятся. Поэтому я их уберу, чтоб не разбежались, – и Колчак спрятал их во внутренний карман. Взглянув на священника, поинтересовался: – Как тебя звать?
– Вовкой.
– С сегодняшнего дня будешь отцом Владимиром, – и, посмотрев на часы, Колчак молвил: – Не пора ли нам на поезд?
– А билет? – заволновался Вовка.
– Не успеем. Поезд отправляется. Да и казначейские билеты разве не билеты? Они и билеты, и необходимый пропуск в жизни.
– Граждане пассажиры, поспешите на посадку! – послышался голос проводника.
Колчак направился к вагону, Антон поспешил за ним и, догнав, полушёпотом, чтобы не слышал приотставший новый попутчик, поинтересовался:
– Зачем нам лишний рот?
– Не отвергай того, кто сам свою судьбу вверяет в твои руки. Он нам ещё сгодится. Знай, что бывают моменты, когда и дядя Вася-сантехник с гаечным ключом важнее президента страны. А тайну мы с тобой сохраним. Не думай, что мне жалко золота. Нет, не из-за этого. А из-за того, что если знает один человек – не знает никто, а знают двое – знают все.
– Так нас же двое…
– Не двое, а одно целое, – сделал заключение Колчак и, взявшись за поручень, начал подниматься в вагон.
– А где белый конь? – подоспел Вовка
– Какой? – не поняв его, обернулся Колчак.
– Господь мне сказал: “Поделись деньгами с белым офицером в белом мундире и на белом коне”.
– Не время и не место, батюшка, обсуждать этот вопрос. Зайдём в вагон, там и обсудим.
Вовка, плечом отстранив Антона, поспешил за Колчаком, но на его пути встал проводник.
– А вы куда без билета?
Вовка, вращая испуганными глазами, вытянул шею и через плечо проводника пытался высмотреть Колчака.
– Совсем забыл. Вот билет, – и Колчак вложил в руку проводника пятисотрублёвую купюру.
– Извините, я сразу не приметил, – увидев деньги, размяк тот лицом. И уже извиняющимся тоном обратился к Вовке: – Милости прошу, батюшка. Таким пассажирам, как вы, мы всегда ряды.
– И чтобы в нашем купе посторонних не было! – потребовал Колчак. – И не забудь разбудить!
– Всё, как пожелаете, – льстиво прогнулся проводник.
Не успели зайти в купе, как Вовка опять спросил:
– Так где же белый конь?
– Тебя-то, батюшка, с трудом пустили в поезд, а ты коня требуешь. Где ж ты видел, чтобы конь рядом с пассажирами сидел?
– Но конь-то у вас имеется?
– У нас, батюшка, много чего имеется, – уклончиво ответил Колчак и, желая переменить тему разговора, потянулся и зевнул: – Пора спать, глаза слипаются… На все оставшиеся вопросы ответы завтра. Мы ляжем, а ты, если хочешь кушать, не стесняйся, – кивнул он на Краковскую колбасу и нарезанный ломтиками хлеб, лежащие на столике.
Забыв про белого коня, Вовка набросился на еду и начал поглощать её так стремительно, что, казалось, у него не рот, а промышленная мясорубка. А Колчак лёг на нижнюю полку и, прикрыв глаза, притворно захрапел. Антон хотел подождать, пока Вовка насытится, но не утерпел и, пододвинув его в сторону, тоже прилёг.
Проглотив колбасу и хлеб, Вовка, увидев, что его спутники спят, вскарабкался на верхнюю полку, лёг и блаженно сомкнул веки. Вскоре и он захрапел.
– Ты зачем проводнику столько денег дал? – помня, как Колчак не пожелал рассчитаться за водку с икрой, шёпотом спросил Антон.
– Не я дал. Ситуация забрала, – ответил тот и, замолчав, отвернулся к перегородке, дав понять, что все дальнейшие разговоры окончены.
Антон прикрыл глаза, от пережитого за последние дни долго не мог уснуть. Но усталость дала о себе знать, и он погрузился в сон.
– А-а-а! – раздался крик, и что-то тяжёлое с грохотом полетело на пол и, ударившись, завыло.
Антон вскочил и ринулся на выход. Колчак подпрыгнул и выставил перед собой кулаки, готовясь отразить нападение. Когда Антон распахнул дверь и обернулся, то в упавшем из коридора свете увидел лежащего на полу Вовку и стоящего одной ногой на его груди Александра. Посторонних не было.
– Ты, мешок в рясе! Что ты творишь? – дрожа всем телом, вскричал Антон.
– Спокойно, – опустив кулаки и сев на постель, ровным голосом произнёс Колчак. – Чтобы оскорблять – большого ума не надо. Особенно если ты не знаешь, что может последовать за этим. И вообще, распри никогда ни до чего хорошего не доводили.
– Там… – выставив руку к окну, выпученными глазами уставился Вовка на Колчака.
Антон с Александром взглянули по направлению руки – окно зияло чёрной пустотой.
– Там…  в окно… кто-то… заглядывал.
– А где лестница? – поинтересовался Колчак.
– Какая лестница? – захлопал Вовка глазами.
– Приставная, которую на полном ходу поезда с земли приставили и с которой в окно заглядывают.
– Так он один был и сверху вниз смотрел.
– И кто ж это?
– Очертания знакомые, но в темноте не рассмотрел. Исчез быстро.
– Чего только не привидится во сне, – с ухмылкой сказал Колчак.
– Да вроде я и не спал.    
– Мне тоже вчера приснился атаман-горилла, который напал на меня. Я, защищаясь, ударил его в живот. Когда открыл глаза, им оказался Антон. Так что успокойся, батюшка, и спи спокойно, – сказал Колчак и замолчал.
Вовка ничего не ответил, взобрался на полку и вскоре заснул.
До Поспелихи доехали без дальнейших приключений. В половине третьего утра проводник разбудил, как и обещал. Когда открыл дверь вагона, заискивающе уставился на пассажиров, держа на изготовке руку. Колчак спрыгнул на перрон и с армейской выправкой отчеканил в его сторону:
– Благодарю за службу!
– А-а… – скис тот и с шумом захлопнул дверь.
– Ну, куда теперь путь держим? – спросил Колчак.
– На автовокзал. В девять должен быть автобус.
– А как же белый конь? – подозрительно сузил глаза Вовка. – Вы же обещали.
– Да что ты всё: “Конь да конь?” – начал злиться Колчак. – Будет тебе кобыла, и жеребца на неё найдём.
– Кобылы не надо. Жеребца тоже. Он дурной. Лучше мерина.
– Ты вначале определись, что тебе надо, а потом требуй. Если хочешь мерина, будет тебе мерин, хоть пегий, хоть рыжий, а захочешь, то получишь в яблоках с грушами.
– Нет, он должен быть белый.
– Он ещё в конюшне необузданный стоит. Или ты хочешь, чтобы мы втроём на одной кляче к месту назначения поскакали? Так знай, пока доскачем, то не только от голода и холода умрём, но и трясучка замучит. Но если ты так хочешь, мы тебя хоть сейчас на коня посадим, чтобы ты не отстал, к автобусу привяжем. Скачи себе на здоровье под сто километров в час.
– Господи упаси! Лучше я на автобусе, – испуганно затряс бородой Вовка. – Я только хотел увидеть белого коня и убедиться...
– Ещё увидишь, и не раз.
– Мужики, вам куда? – высунув голову из стоящих в стороне белых “Жигулей”, поинтересовался водитель.
– До Усть-Таловки, – отозвался Антон.
– Четыреста пятьдесят рэ.
– Да ты что, обнаглел? На поезде и то дешевле.
– Поезда туда не ходят, не говоря об автобусах. Бензина в автопарке нет. Я подожду и клиентов найду. Как бы вам пешком не пришлось добираться.
– Садись, – сказал Колчак и, открыв переднюю дверцу, сел рядом с водителем.
Компаньоны без возражений сели на заднее сиденье.
Машина тронулась и когда набрала скорость, Колчак, полуобернувшись, поинтересовался:
– Ну, как, батюшка, мягко бежит белый конь?
– Да, сын мой, – чтобы не пасть в глазах водителя, вошёл в образ Вовка. – Но это не конь.
– А цыгане наоборот считают.
– Их теперь с такого коня ни за что и никогда не сгонишь, – рассмеялся парень.
За окном мелькал монотонный пейзаж: степь и окаймляющие поля лесополосы. Говорить не хотелись. Постепенно Колчак с батюшкой заклевали носом и очнулись, когда на кочке машину подбросило.
– Новофирсово проехали, – рассматривая утренний пейзаж, установил Антон.
– А что там за гора синеется? – спросил Колчак.
Антон посмотрел вперед. В нежной голубоватой дымке виднелся горный хребет с высокой горой.
– Синюха, – ответил он.
– Гора, что ль, так называется?
– Она самая. Тысяча двести десять метров высотой. Чтобы на неё подняться, надо часа три по крутому склону карабкаться. У неё Демидов на Белом озере и чеканил свои рубли.
– Весьма интересно.
– Но самое интересное то, что на вершине этой горы озеро со святой водой. Бывало, сидишь в детстве у окна, смотришь – дед с бидончиком в руке идёт, с трудом ноги переставляет. От самой Поспелихи туда пешком ходил. Наберёт воды – и назад.
– А зачем пешком, когда можно на машине?
– Грех, говорит, на машине. За святой водой надо пешком ходить. Так и ходил он триста километров. В наше время священники на вершине этой горы крест воздвигли.
Вовка притих, стараясь не пропустить ни единого слова.
– А справа что за зубчатые горы?
– За ними Змеиногорск. Там Демидов золото добывал.
– Так куда мы едем? – взволновался Колчак. – К Синюхе или Змеиногорску?
– Не доезжая до них, на развилке остановимся.
– Что ты ползёшь? Гони скорей! – дернув за руку водителя, в нетерпении заёрзал Колчак.
– Да куда гнать? И так сто сорок на спидометре.
– Эх, как хочется самому всё увидеть! – воскликнул Колчак и замолчал…
© uukin.ru

Продолжение повести:

Глава 5 "ПАНТЕЛЕЙМОН ИВАНОВИЧ"

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии
Добавить новый Поиск RSS
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

joomla