gototopgototop
Get Adobe Flash player

Сейчас на сайте

Сейчас 67 гостей онлайн

Счетчики

Рассказ писателя: КАРТИНКА ДЕВЯТАЯ

ДАРМОВЫЕ ПЕЛЬМЕНИ

 

В то лето недалеко от Гринькиного дома поселился Кузьма Пузанов с женой Светланой. Фамилия Кузьмы точно соответствовала его комплекции. Живот у него превышал все разумные для человека величины, и Гринька, глядя на него, не мог понять, как Кузьма что-то видит под ногами. Ну ладно, у каждого человека есть какие-то недостатки, но зачем этими недостатками детей пугать? К тому же у Кузьмы короткая стрижка ежиком, как щетина у готового наброситься на тебя разъяренного кабана. От такого вида не то что дети, взрослые испугаются. Так вот, возвращался как-то Кузьма с работы и по дороге наткнулся на двух пятилетних мальчуганов, которые копошились в пыли. Широко расставив ноги, он надулся и, гладя рукой по животу, пропыхтел:

– Фу! Только что сейчас двух чертенят съел. А тут еще двое попались.

Дети вскочили и с ревом бросились бежать. Родители на силу успокоили своих чад.

 

Разозлился Гринька на Кузьму. У самого ребенок подрастает. Что будет, если вот так напугают? Взять деда Фрола. Будучи ребенком, он пас коней и уснул. А те все пшеничное поле укатали. Увидав это, отец подскочил и сонного сына пару раз бичом оттянул. С тех пор Фрол заикается, ничего у него не поймешь. А тут живое страшилище наяву. Сам припадочным станешь. Родители тех детей хотели в суд на Кузьму подать. Дети-то неделю по ночам с криком вскакивали. И подали бы – будь еще свидетели, кроме Гриньки. А Кузьма не сознается. К тому же Гриньку всяко разно обозвал. А тут еще козла натравил – иначе не назовешь. Возвращался как-то Гринька домой, а козел ему навстречу. Встал поперек и потянулся мордой за тлеющей сигаретой. Пожалел Гринька рогатого и цельную сигарету дал. Тот зажевал и мордой в карман… Гринька попытался отмахнуться. Козел на него рогами. Гринька тогда запаленную ему… Тот зажевал и опять рога выставил. Скормил Гринька все сигареты, а козел еще требует. Но дать нечего. Козел пошел в наступление. Так и загнал на край обрыва. Если бы не куст калины, валяться бы Гриньке под обрывом. А так качался он на тонких ветках, то над козлом, то над обрывом. Ночь, думал, провисит, если бы не охотники... Два раза пальнули и отпугнули рогатого. После этого случая с пущей силой захотелось отомстить Кузьме. Но как – Гринька не знал.

А тут Светлана зашла.

– Галь, у тебя сахарку взаймы не найдется?

– Как не найтись? Найдется, – зачерпнула та кружку сахара. – Смотрю, одна по хозяйству управляешься. Твой-то где?

– Да ну его, гада пузатого! – с раздражением произнесла Светлана и присела на край лавки.

– Разве можно так на мужа?.. – бросила Галина косой взгляд на Гриньку.

– Если б не дети, давно бы выгнала.

– Да что ты такое говоришь? – удивилась Галина.

– Тебе-то хорошо. Твой стройный.

– Причем тут стройность? Если бы миловаться – иное дело. А жить...

– Вот именно. Жизни-то никакой нет, – помрачнела Светлана. – Попробуй, прокорми такого. Я только ему одному на обед ведерную кастрюлю борща готовлю.

– Надо, чтобы еда всегда свежей была.

– Она не успевает испортиться. Он за раз все съедает.

– Не может быть! – ужаснулась Галина.

И вспомнил Гринька рассказ мужиков. Решили те выпить. На улице холодно. Пришли к Василию Горшкову. У того жена в отъезде. Вот и расположились у него. Выпили – закусить нечем. Занесли из сеней тушу гуся. Хотели оттаять, но тут Кузьма: “Чего его таять? Его можно и мерзлого”. Мужики с усмешкой: “А может быть ты его целиком?” “А почему бы нет?” – ответил он и начал строгать гуся. Мужики в азарте. Умял Кузьма гуся и еще одного хотел на спор. Василий уперся. Побоялся – вернется жена и спросит за гусей.

– Все может быть, Галин, – прервала Гринькины воспоминания Светлана. – Он один жрет больше, чем две свиньи вместе взятых. Вот вчера напекла пятьдесят пирогов с яблоками. Вот таких! – выставив левую руку, ребром ладони провела по локтевому суставу. – А он за один присест все съел и отравился.

– Как?

– Сухофрукты в магазине, сказали, немного подпорченные. С плесенью. Для нормального человека ничего. Но попробуй, съешь столько? Концентрация оказалась высокой. Теперь вот в больнице лежит. Желудок ему прополаскали. Отдохну хоть немного, – облегченно вздохнула Светлана. – Сегодня вот ночью лежала и думала: вернется – выгоню.

– Да ты что, Свет?– Устала целыми днями за плитой стоять. А еще хозяйство и дети. И все на мне. Я света белого не вижу.

– Так ты поговори. Пусть поменьше ест.

– Нет! Я уже окончательно решила: выгоню, кормить его некому будет, сам как пес блудливый исхудает! Ну ладно, задержалась я. Пойду, а то дети некормленые, – и Светлана ушла.

Когда Кузьма вернулся из больницы, Светлана ему ультиматум… Но не тут-то было. Воспротивился Кузьма. Желудок-то прочно связан с мозгами. Если желудок протестовать, то и мозги вместе с ним. Пришлось Светлане выгнать мужа.

На улице уже снег стал пролетать, а он скитается где попало. То в сарае, то во дворе заночует. Заболело Светланино сердце – кабы не простудился. Слабое женское сердце часто прощает.

Зато Гринька никак не мог простить. К тому же его любопытство разбирало: действительно ли Кузьма меньше стал есть? Светлана хвалится, что муж изменился. Но как проверить? И тут осенила мысль. Бани-то у Кузьмы нет. В казенную ходит. Не пригласить ли его вместе с женой? Но чем угощать?

И поздно вечером Гринька принес полтуши кабана. На вопросы, где взял, сказал, что купил под получку. Галина вроде поверила. Но когда Гринька решил пригласить Кузьму на пельмени, ее осенило.

Налепив два таза пельменей, Гринька купил водки и затопил баню. После этого отправился до Кузьмы. Начал издалека:

– Слышишь, Кузьма? Мы вроде соседи, а семьями не дружим.

– Я разве против. Но ты же сам хотел, чтобы меня засудили.

– Когда это было? Сам знаешь: кто вспомнит прошлое – тому глаз вон! Так что я давно забыл про тот случай. Смотрю: сегодня суббота, а ты в бане не был. Приходи ко мне со своей половиной. Жару на всех хватит. А то приходится каждый раз на улицу выпускать. Так что посидим, поговорим, по сто грамм пропустим и пельменями закусим. С собой ничего не бери. Я все приготовил.

– Обязательно, Гринь, приду, – услышав про дармовые пельмени и водку, заверил Кузьма.

Долго его ждать не пришлось. Пришел под ручку с женой. Гринька их как самых дорогих гостей отправил в первый пар, а потом уже с Галиной отправился сам.

Потом накрыли стол. Галина сварила ведерную кастрюлю пельменей. Сели. Выпили по сто. Сидит раскрасневшийся Кузьма, пот со лба смахивает. “Эх, похоже просчитался. Кузьма упарился. Много пельменей не съест. Да и захмелеет быстро”, – переживает Гринька. Но под водку после бани хорошо пошли пельмени. Правда, все по одному пельменю на вилку цепляют, а Кузьма норовит по четыре, а то и по пять поддеть. Смотрит на него Гринька и удивляется: “Такому кабану не вилка нужна, а вилы”. Заметив, что Гринька обратил на это внимание, Кузьма, отдуваясь, пропыхтел:

– Пельмешки маленькие. Вот моя такие готовит, что каждый пельмень всем пельменям пельмень! Захочешь съесть за раз – не сможешь. Приходится несколько раз кусать.

“Для такого если лепить, нормальные пельмени, придется ночь не спать”, – подумал Гринька, а сам вслух:

– Ты не стесняйся, ешь. Здесь все свои.Кузьма осмелел. Сам стал разливать водку. Только Гринька пьет через раз, а Кузьма каждый раз. Вскоре Кузьма разомлел, щеки у него запылали огнем. Гринька вдруг спросил:

– Ты когда с козлом своим управишься?

– А что он, козел? Безобидное животное.

– Забыл, как он меня чуть не нанизал? А если дети…

– Он их не тронет.

– Почему?

– Подобное тянется к подобному. Вот и козел к тебе…

– Как это понять? – закипело у Гриньки в груди.

– Ну, ты куришь, и козел мой слаб на табак. А ты что подумал?

– Да нет, ничего, – отвернулся Гринька.

– Фу, кажись, наелся, – отложив вилку, начал отдуваться Кузьма.

– Не хватает шашлычка из козла, не правда ли Кузьма?

– Как-нибудь в другой раз.

– Ну, тогда остаток пельменей сварю. Не выкидывать же?

– Да ты что? Такое добро и в помойное ведро!.. Лучше уж лопнуть.

Гринька сварил оставшиеся пельмени, поставил их на стол и ласково пропел:

– Кушай, Кузьма, пельмени, кушай. Как свои кушай.

Галина попыталась одернуть мужа, но тот сделал вид, что не замечает. Сосед не смог удержаться, взялся за вилку. И вот опять – съест несколько пельменей и давай отдуваться. Тогда Гринька еще по стопке водки наливает и приговаривает:

– Давай, Кузьма, еще несколько пельмешек под водочку. И не стесняйся. Кушай, кушай как свои.

Захмелел тот и не может понять, почему Гринька приговаривает: “Кушай, кушай, как свои”. А Светлану Гринькины слова насторожили. Заерзала она на стуле. А Кузьма спокоен и продолжат с усилием набивать брюхо пельменями. А почему бы и не набить, пусть даже через силу, коль все на дармовщину?

– Кузенька, пойдем домой, – уговаривает она мужа.

– Подожди, я еще не все пельмени уложил.

– Плохо будет тебе, как с пирогами.

– Не будет. Там яблоки гнилые, а тут мясо свежее. Ты, Гринь, когда кабанчика завалил?

– Намедни, – уклончиво ответил Гринька.

– А я вот вчера. Хотел свежатины поджарить. Но жена меня сейчас не балует. Хочет, чтобы я отощал.

– А ты кушай, кушай пельмешки, как свои. Не стесняйся. Надо будет – еще отварим.

– Ну, если так, то оно конечно. Я не супротив.

– Да пойдем же домой! – ерзает Светлана.

– Я еще песню спеть хотел.

– Как волк под столом?

– А почему бы и нет.

– Домой придешь, там и запоешь! – дернула мужа за рукав Светлана, да так что тот мотнул голой и, казалось, что и пельмени у него вот-вот вывалятся, поскольку живот заходил ходуном.

– Ну, ладно, соседи дорогие, спасибо за угощение. Мы до дома пойдем, а то мое пузо уже больше не принимает. Того гляди, по полу поволочется.

– А ты руками его поддерживай, чтобы, случаем, пельмени не вывалились, – заботливо предложил Гринька.

– Так и поступлю, – простодушно согласился Кузьма.

– А лучше для таких случаев подпорку с колесиками, – совсем обнаглел Гринька.

– Идея хороша, – потерял контроль Кузьма.

– Вижу, у тебя мозги в пузе находятся, коль для него колесиков не хватает. А ну давай домой! – не на шутку рассердилась Светлана.

Дома она первым делом бросилась в кладовую. Там вместо целой туши кабана лежала половина.

– Иди, черт пузатый, посмотри, чье мясо ел! – закричала она на мужа. – Надо же, полкабана за раз сожрал! И все оттого, что на дармовщину! Забыл, что задарма и чирей не садится! Я бы счет Гриньке-черту предъявила, да не могу! Ты в своем пузе полкабана назад припер!

– Да я думал…

– Думалка у тебя не в том месте!.. Ох, господи! Да за что мне такое наказание?

С тех пор Кузьма, завидев Гриньку, обходил его стороной. © uukin.ru

Рассказы писателя из книги "Гринька праведник"

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Комментарии
Добавить новый Поиск RSS
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

joomla